Оргкомитет Форума:
+ 7 (812) 325-0621, 331-8353
E-mail: conference@gce.ru

Аудиоблог на Business FM: «С чем связано повышение тарифов на услуги ЖКХ этим летом?»

16.07.2018

Президент ГК «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко в проекте Business FM Петербург «Аудиоблог с Александром Москаленко».

Мы покупаем электроэнергию, воду, тепло — вроде как обычный рынок: есть продавец, и, соответственно, есть покупатель. И счета между ними должны регулироваться рыночными отношениями. Но вот в данном конкретном случае так, да не так. Например, есть отдельно стоящая котельная, возле нее отдельно стоящий дом и даже отдельно лежащая труба. Соответственно, и котельная может диктовать свою волю этому замерзающему дому, и, наоборот, дом может в свою очередь диктовать волю, то есть что-то не платить, что у нас, кстати, водится. И все в расстроенных чувствах. Что делать, когда двое спорят? Нужно идти к некому арбитру. И вот у нас в государстве (такая система не только у нас) были созданы специальные комиссии на уровне субъектов федерации и чуть ниже — это РЭК-и — региональные энергетические комиссии. Повыше — это сейчас называется Федеральная служба по тарифам, то есть это комиссия, которая должна учесть интересы всех сторон по максимуму: сложить, вычесть, отнять и сказать: «А вот тариф будет такой». Кстати, считается, что в комиссии представлены все заинтересованные стороны, включая производителей и включая потребителей. Так вот, плохо, когда побеждают производители, а чаще всего они в этом заинтересованы, они туда ходят, а ведь мы с вами в эту комиссию вряд ли там заглядывали. Производители туда захаживают, и захаживают по-разному. Вот, печальные события в Республике Коми с арестами руководителей энергетических компаний — это, собственно, следствие в том числе подобного рода хождений. И вот у нас в стране наплодили огромное количество бумаг, методик, которые непрерывно изменяются. Изменения касаются, начиная от законов, и, заканчивая, соответственно, технологией расчетов. То мы считаем по затратам. Все энергетики с пеной у рта доказывают, что у них из одного килограмма угля вообще ничего не получается, соответственно, надо десять, и нужно, чтобы это в тарифе было учтено. В свое время даже государство вело контроль, по крайней мере на бумаге, за потерями, то есть в составе тарифов все обосновано: затраты на уголь — вот у нас счета, вот у нас договора; затраты на газ, затраты на воду и прочее. А потери писали просто: «Вот потери у нас там 20% или 30%, ну что тут будешь делать». И эти потери закладывали в тариф. Государство сказало: «Слушайте, это тоже должно быть обосновано». Теперь эти потери специальными методиками специально обученными компаниями считаются, утверждаются. А сейчас от этих вещей отказываются и пытаются ввести понятие «альтернативная котельная». По принципу «А что было бы, если бы на месте вот этих руин под названием „районная котельная“ стояла бы вполне современная?». Какая была бы себестоимость у них? Мой добрый товарищ, руководитель крупной энергетической компании, в сердцах как-то воскликнул: «Господи! Оставьте все как есть, дайте стабильности, мы приспособимся».

Нынешнее повышение тарифов — это следствие очередных идей. При чем эти идеи были реализованы два-три года назад. Федеральное правительство дает некие ориентиры, что подъем тарифов, то есть цен для населения, ну, и предприятий, в каждом регионе может быть, но не более чем. Автоматически это приводит к тому, что вот это «не более, чем» и реализуется. В Питере это на разные виды колеблется до 7%. Кто в проигрыше? Конечно же, проигрывает конечный потребитель, то есть мы с вами. Во-первых, наши интересы мало кто там защищает. Там все больше представителей производителей и, назовем их, госорганами — муниципалитетов и так далее. То есть, вроде как о нас думают, но почему-то не мы сами думаем. Поэтому тарифы растут. Конечно, с другой стороны, нужно проявлять заботу и о так называемых инвесторах — тех самых энергетических компаниях, которые вроде что-то должны строить. Но вот странное дело! Когда Россия всколыхнулась и в 96-ом году задумалась о собственной энергоэффективности, а в 2010-м был повторно принят закон — вот с этого момента на промышленных предприятиях («Лукойл», «Русал») произошли колоссальные перемены. Я берусь утверждать, поскольку опыт имею работы с зарубежными предприятиями, что наши все нефтедобытчики, нефтепереработчики на достойном уровне по эффективности. А вот коммунальная наша система, те самые котельные и прочие, они — в глубокой яме. Это потому, что все их потери, все их растраты, все недоплаты компенсируются за счет роста тарифов.

Интересный момент. Был на совещании, собрании, где обсуждались общие проблемы, и присутствовали все главы энергетических компаний. От «Россетей» выступал человек, и он открыто говорил: «Хорошо, предприятие переходит на так называемую «разнесенную генерацию». Это такой термин придумали, когда крупный завод говорит: «Да зачем я буду покупать электричество на стороне? Я поставлю себе электростанцию и буду сам себя обеспечивать». И «сетевики» говорят: «Ага, видите? А как же содержать нашу инфраструктуру? Им она теперь не нужна, я свои затраты буду перекладывать на других». О том, что их можно снизить, никто даже и не подумал.

Иными словами, вот это повышение тарифов, в этом хаосе, который происходит, и происходит, к сожалению, на законных основаниях, оно присутствует и, к сожалению, будет присутствовать. А что нам с вами остается? Будем приспосабливаться.

Источник: Business FM

Мнение участника Форума

«Мы считаем, что тема промышленной безопасности актуальна, поскольку промышленные аварии наблюдаются по всему миру. Мы никогда не должны расслабляться. Желаем вам успешной конференции!»

Кристер Викторсон

Кристер Викторсон, Руководитель направления разработки политики и программ МАГАТЭ